Встречи и языки

Самое сильное впечатление, которое лично я получил в Южной Америке — от людей, которых мы встретили. Несмотря на изолированность Патагонии, все же дорога там одна, поэтому встречаешь всех, а кого встречаешь с тем обязательно говоришь.

1) Местные жители — в среднем, находятся на вселенском расслабоне. Плохо говоришь по-испански, не беда, продолжаем говорить, просто сильнее движем бровями. Дождь и ветер, не беда, гуляем. Пьем мате — нет времени объяснять — пьем мате.

От жителей другой стороны земного шара ожидаешь чего-то эдакого, как от инопланетян. Но нет, они такие же: гостеприимные и разные. И испанский язык у них разный — кто-то говорит как школьник, используя всякую грамматику и заковыристые неправильные формы глаголов, а кто-то — просто ставит слова подряд и прямо без пауз шарашит, надеясь на интонацию, в основном. И с теми и с другими приходилось выцеплять знакомые какие-то слова из потока, ставить их рядом и как-то восстанавливать смысл на свое усмотрение. Непонятно даже, с кем проще, с первыми или со вторыми.

Местным, в основном, приходилось рассказывать, кто мы и как едем. И договариваться о всяком быте, типа покупки еды и перемещении на паромах и автобусах. На эти темы к концу пути, мы могли уже говорить развернуто и с деталями. Жалко, что в начале было не так — реально устаешь продираться сквозь язык.

В итоге, несмотря на явные культурные различия, при коммуникативном успехе, чувствуешь себя просто-таки человеком мира.

2) Еще более мощное впечатление остается после встреч с другими ведосипедными людьми. В принципе, их довольно много. На каждые 100 км точно встречаешь кого-то, в деревне-городке, бывает, целую группу. Идея в том, что каждый, кого мы встретили, находился на маршруте в разы более длинном, чем мы. Как правило, во многие разы. Это все совершенно бешеные люди.

— Форрест Гамп из Аляски — от Аляски до Ушуайи за 1,5 года (до этого у него и велосипеда не было)
— Немец — от Аляски до Огенной Земли за 2,5 года (до этого проехал охренеть сколько всего, в том числе, от Смоленска до Улан-Уде)
— 3 бельгийца — от Ушуайи до Боливии за полгода
— Австралиец — по всем Америкам кругами за черт знает сколько времени
— Словаки — из Венесуэлы на юг
— Австралийка — по всей Careterra Austral
— Странные французы (не понял, откуда ехали, но приехали)
— Бразилец с тележкой (идет пешком, на тележке чемодан, записывает звуки)

Во-первых, как же чертовски приятно поговорить с людьми на английском, на котором ты можешь выразить примерно все, что хочешь и все понимаешь без напряжения. Во-вторых, это очень разные люди, которых ты, например, встречаешь в городке Cochrane в кэмпинге. Выясняется, что сам факт ежедневного движения на велосипеде дает вам миллион общих тем, которыми в пути поделиться особо не с кем. Совершенно сносит голову свобода, которая прямо-таки выливается из этих людей. Каждый из них просто взял и поехал через весь континент(ы) с очень примерным планом, но с четким намерением достигнуть некой точки. Случайно встретились на одну ночь где-то посередине Патагонии в Андах. Несмотря на легкость общения, ты понимаешь, что вот они — короли преодоления себя. Приятно, хоть и на короткое время, чувствовать себя частью такой компании. И совсем не хочется прощаться.

3) Отдельная статья нашего общения — происхождение. Выяснилось, что русских на юге Южной Америке особо никто не видел. Когда всплывало, что мы из России, нам говорили, что, ни фига себе, вас занесло. Отдельные местные лишь примерно себе представляли, где такая страна находится. Многие велолюди удивлялись нашему снаряжению и говорили, что не знали, что русские путешествуют на велосипедах — фотографировали. И да нам приходилось много рассказывать про водку, медведей, Путина, Олимпиаду. Отучили всех, кого могли, от фразы «Na zdorovie!».

В Сантьяго нас не хотели пускать в автобус до Буэнос-Айреса, потому что у нас имелись велосипеды в чехлах (типа слишком большие). Для нас это был единственный и последний шанс уехать и в итоге улететь домой. Получасовые сложные переговоры по-испански с водителями, апелляция к непониманию, достаточности места, к нашей безграничной благодарности не помогали. Автобус должен был уезжать. В конце, когда я уже смирился с потерей своего велосипеда (два они точно не хотели брать, правда и на один согласия не было), пришлось сказать, что, ладно, мы вернемся в Россию без велосипедов и будем грустить, но поехать-поедем. Помимо усталости от переговоров, это стало последней каплей (Россия? и дальше жест рукой, типа это кобзда, но они реально издалека — поехали) — ценой утрамбовывания ногами и перегруппировки багажного отделения — победа. Будь мы европейцы или американцы, уверен, пришлось бы оставить или остаться.

Рубрики:Велосипед, Зимние походы, Летние походы, Южная Америка

Tagged as: , , , , ,

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: